Фантаскоп

Атлантида или Арктида? Или Таинственный Мир мамонта…

1234567890

Поиски многочисленных Атлантид и, особенно, спекуляции на эту тему, пожалуй, всем порядком поднадоели.  А вот кто слышал про Арктиду?  Гигантский материк, сковавший воедино всю Евразию, Северную Америку и Гренландию?  Но давайте обо всём по порядку. И начнём, как водится, издалека – с вечной мерзлоты…
Следуя доброй традиции Стивена Кинга с его Бесплодными Землями параллельных миров, её (вечную мерзлоту) можно бы с полным правом назвать Ледяными Землями.  Ведь правда, льда в ней куда больше, чем собственно почвы, тонкого слоя земли.  Если Вы захотите исследовать всю толщу отложений – скажем, на севере Якутии – то к своему удивлению обнаружите, что в сорокаметровой толще (глубже в земную кору лезть не будем – не к спеху) лёд составляет от 80-и до 90 % от общего объёма.  В нём присутствует, между прочим, лёссовая пыль – выглядит она как беспорядочный ряд отдельных столбов, которые плотно зажаты в лабиринте ледяных жил.
Это и есть «боковые» остатки гигантского, растаявшего тысячи лет назад лёссово-ледового материка – Арктиды!..

Что же происходило в окрестностях Северного полюса 10, 20 или 30 тысяч лет назад, и что это за таинственный материк такой – Арктида?

Если б мы с вами попали на берег Северного Ледовитого океана в самый разгар последней ледниковой эпохи (последней в состоявшейся Истории человечества, но, вероятно, далеко не последней в его Будущей истории!), то не увидели бы НИКАКОГО  океана!  Только бескрайние ровные или чуть холмистые степи – степи, раскинувшиеся на современных океанских просторах «поверх» Исландии, Японских, Алеутских, Британских островов… возможно, до самых островов Канарского архипелага, что скромно притулились у западных берегов Африки.
Степи?  На чём, на воде?! – воскликнете вы – и будете, в принципе, совершенно правы.  Поскольку следует уточнить её – воды – физическое состояние.
Ну разумеется, на воде! Но только на воде замёрзшей.  И не на таком тонком льду, который ломается у кромки и дрейфует по морям Севера – а на льду, который спаян был в могучий километровый панцирь!  Даже пусть и не километровый – скажем, двухсотметровый – но достаточной толщины, чтобы устоять от возможных ударов подлёдных океанских вод и всяческих землетрясений.
На безбрежных ледяных просторах существовала жизнь – в северных ледяных степях бродили мамонты и шерстистые носороги, густо заросшие (до бровей!;) овцебыки и менее заросшие лошади северного мира, бизоны, яки, арктические сайгаки, другие обитатели древнего мира…

Чем же они питались? – спросите вы.  Неужто грызли этот бесконечный лёд, как пломбир в стаканчиках?.. Ну, мамонты на подобной диете долго бы не протянули. Да и собратья их тоже.
Разумеется, они жевали траву.
Откуда же посреди океанских льдов могут взяться травы? Откуда трава-то?!
А по традиции – из Средней Азии.  Точнее, говоря всерьёз (шутки в сторону!), из Азии Центральной, главным образом.  Более того, позволим себе предположить (не без оснований, представьте), что в траве недостатка не было.  Масса травы, множество трав, просто океан сухой травы – и пыли, разумеется, поверх монументально спаянных океанских льдов!
Так откуда же?! – От верблюда… повторимся:  из азиатских степей, пустынь и полупустынь, где сейчас пасутся многочисленные (или не очень) стада лошадей Пржевальского, иных копытных, овец, тех же верблюдов.
Впрочем, по поводу локализации «пыле-травяного источника» надо бы уточнить:  бескрайние сухие степи раскинулись тогда не только в центральной, но и в северной Евразии.  Пыль клубилась не только под копытами стад, но и севернее – над сухими замёрзшими степями Приполярья.
Пыль стояла столбом, ветер переносил её ещё дальше к северу, где она оседала на могучих океанских льдах.  Сперва тонкий и периодически сдуваемый слой наносной почвы со временем нарастал, укреплялся, среди пыли всё чаще попадались частички травы – а иногда и целые пучки доисторического сена, переносимые на дальние расстояния шквальными порывами ветра, способными повалить целые деревья. Сказывался резкий континентальный климат…
Разумеется, переносились и многочисленные семена – часть которых готова была прорасти даже в экстремальных условиях Севера – при условии, конечно, хотя бы кратковременной и незначительной солнечной радиации, соответствующей влажности.
Летом над ледяной пустыней царил полярный день – солнце, неделями не заслоняемое облачностью, потихоньку пригревало тёмный слой почвы, в которую сформировалась южная «гостья» – слежавшаяся пыль.  Где-то слой этот, умеренно плодородный, достигал всего лишь нескольких сантиметров толщиною – а где-то, в низинах, ямах, разного рода углублениях – уже достигал почти половины метра.
Да, особым плодородием такая земля, перемешанная с песком, не отличалась, далеко ей было до современных украинских чернозёмов – но для роста выносливых однолетников и некоторых многолетних трав её хватало.
Под чуть согревшимся тёмным слоем почвы уже подтаивал океанский лёд, одаривая семена долгожданной влагой.  Вот и минимальные условия для развития скромного но выносливого травяного покрова!..
И вот, наконец наступил долгожданный момент (возможно, до этого момента прошли сотни лет существования безжизненной Арктиды), когда океанские льды окончательно и надолго превратились в суровые, но уже пригодные для жизни степи.  Степи эти напоминали современную тундру с её вечной мерзлотой, надёжно спрятанной под весьма тонким слоем земли с уникальной, выносливой и малорослой северной растительностью.
Так возник заявленный в заголовке очерка материк – Арктида!  И хотя материк этот покоился не на многокилометровых базальтах или гранитах, а всего лишь на крепком – очень крепком! – слое океанского льда (под которым на долгие тысячелетия застыли в сонном безмолвии солёные воды), мы вправе говорить о существовании на этих великих просторах Мира мамонта. О существовании этого мира именно здесь и на протяжении долгого, очень долгого ледникового периода.
Мир, в котором жило множество доисторических (и несколько сохранившихся до настоящего времени) животных.
Увы, нет ничего вечного. И мир этот исчез почти бесследно.  Пришло долгожданное для человека – и губительное для мамонтов – потепление.  Климат изменился.  Растаяли арктические льды, вскрылся океан, вымерли шерстистые носороги, арктические сайгаки.  Мир мамонтов завершил своё существование. Но осколки его мы встречаем и сейчас – пусть лишь в виде ископаемых останков древних животных, среди просторов современной тундры и тайги – на этих древних окраинах исчезнувшего мира, в стране спящего под слоем вечной мерзлоты мамонтового бивня, в стране богатейших (но всё же исчерпаемых!) залежей газа и нефти, чудесным образом превращающихся в яхты олигархов.
На месте сухих мамонтовых степей теперь расстилаются просторы болотистой тундры и лесотундры. Но бОльшая часть Арктиды бесследно канула в небытие, пропала вместе с растаявшими льдами в океанских глубинах, исчезла вместе с остатками трав и полярной почвы, уйдя на дно Северного Ледовитого океана, растворяясь в холодных глубинах…
Согласитесь, дорогие друзья, что история древней Арктиды не менее – а, быть может, и более! – увлекательна, чем гипотезы и поиски утонувшей Атлантиды.
По крайней мере здесь, на Севере, человек вынужден был задуматься о Будущем – о новых способах добычи пропитания, об одомашнивании животных, вдруг ставших редкими.  Не отсюда ли «растут ноги» мегалитов и прочих подобных загадочных сооружений Карелии, Северного Урала и Стоунхенджа?
Быть может, именно здесь, на Севере, крушение легендарной Арктиды в конечном счёте дало мощный толчок и к созданию современной цивилизации?..  Как вы думаете?
Материал подготовил Андрей Александрович Рябоконь, автор «Новейшего справочника лекарственных растений»

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий!

Запросов 46, за 0,874 секунды.