Фантаскоп

Интервью Великого Князя Олега Рязанского

oleg r



В истории множество выдающихся людей, оценка чьих действий была извращена с полной заменой полярности: героизм был назван предательством, а доблесть подлостью. Это делалось в угоду сиюминутной политической обстановке, всяким подковёрным интригам или еще по каким мотивам, но в истории остался именно подменный, несправедливый образ этих фигур. Одна из них – Великий Князь Олег Рязанский и именно он сегодня для нас даёт интервью.
– 1 августа — день поминовения Вас, князя Олега Рязанского. В некоторый Церквях Вас знают как Святого Благоверного князя и предлагают подпадающим под этот временной промежуток новоначальным креститься Вашим именем, а в некоторых Вас не знают вовсе. Даже в самых полных Житиях Святых (Святителя Дмитрия Ростовского) нет ничего о Вас как о князе и ратеющего за землю Русскую…
– Конечно, в истории я заклеймен как предатель Земли Русской. В то время, как князь Московский Дмитрий Донской собирал всех русичей, всех князей на борьбу с Ордой, я, видете-ли, тайно сговорился с Мамаем, дабы показать его войску удобные броды через реки и помочь военной силой своей хорошо обученной княжеской дружиной. Ложно утверждается историей, что я должен был встретить Литовского князя Ягайло и вместе с ним ударить в тыл сборному войску Дмитрия Донского. Смешно!
– Но если все так и есть, то почему и на каких основаниях Вас, Олега Рязанского, причислили к лику Святых? Действительно, нелогично как-то.
– Я, Князь Олег Рязанский и в самом деле Святой Благоверный, но местночтимый. То есть принят таковым не по всей Русской Православной Церкви, а в ее Рязанском отделении. Иными словами, у себя на родине меня чтят и вспоминаю добрым словом! Причем не только служащие в Церкви, но и простой народ. Даже подразделение ОМОНа носило своим символом изображение именно меня. Для Рязани я герой и один из самых сильных, справедливых и умных правителей, чьи качества ценятся и по сей день. При мне Рязанское Княжество окрепло и прославилось справедливым правлением и владением. И это несмотря на то, что татары год за годом разоряли княжество и окрестные земли. Да и не только татары. Дмитрий Московский, да отец его, тоже не гнушались оттяпать хороший кусок от Рязанского княжества…
– Как известно из древнего документа «Повести о разорении Рязани Батыем», в 1237 году Рязань оказалась первым русским городом, принявшим на себя удар мощной степной орды Бату-хана. Благодаря многократному численному превосходству степняки быстро одолели немногочисленное смелое русское войско, а после семидневного штурма Рязань пала. Ее жители, которые еще оставались в живых, были вырезаны, а иные уведены в плен.
– Да, все так. Но в это же время документально отмечен первый русский партизан — наш рязанский боярин Евпатий Коловрат, который с небольшим отрядом некоторое время жестоко тревожил и трепал войска хана Батыя, не давая ему спокойно чувствовать себя на захваченной территории.
– Рязанское княжество лежит на пути Степной Орды к другим русским землям, служит своего рода буферной зоной и поэтому с момента первого появления Орды и разорения Бату-ханом Рязани, рязанская земля стала подвергаться постоянным губительным набегам.
– Да, да! Вы все правильно говорите: едва успевают чудом уцелевшие люди отстроить избы, едва возродятся деревеньки да города, как тут же приходит новая рать и снова жгет и убивает… Но с приходом на великокняжеский престол меня, Олега Иоанновича, Рязанское княжество стало возрождаеться с новой силой и укрепляться. Но, как вы поняли, у рязанцев особой любви к Степной Орде просто не могло и быть, не на чем ей взращиваться, не на чем. На крови и слезах убиенных родных и близких любовь никогда не возникнет…
– Конечно все так, но и Московское княжество не числилось среди любимых. Еще до Вашего княжения князь Московский военным путем отобрал у Рязани Лопастню и Коломну – исконно рязанские земли. Правда, Боярский совет, при Вас – тогда еще малолетнем князе, воспользовавшись «чёрным мором» в Москве, послал дружину отбить Лопасню. Князь Московский сильно осерчал и поклялся наказать «строптивых» рязанцев.
– Да, было такое… Хотя мы всего лишь пытались вернуть свое, несправедливо отнятое.
– То есть если на секундочку отвлечься, получается, что в атмосфере междоусобицы, а не любви и сотрудничества, росли князья Олег Рязанский и Дмитрий Московский. При этом оба княжества по татарским ярлыкам были Великими, то есть признаваемыми прочим мировым сообществом того времени как минимум равноправными.
– А я добавлю, что по древности рода, ведущегося от Рюрика, я мог поспорить с князем Дмитрием. К тому же Дмитрий был полностью увлечён объединением русских княжеств вокруг Москвы, а мне, Великому Князю из древнего рода, не очень-то хотелось идти в подчинение. Особенно тогда, когда именно мои земли имели много прибыли и богатств. К тому же Рязань вполне могла стать центром объединения славянских земель вместо Москвы и имела к этому вполне объективные политические и экономические предпосылки.
– Именно таковыми недружественными условиями совместного проживания и объясняется историками «предательство» (именно в кавычках) князя Олега Рязанского. Из широко растиражированной летописи мы знаем, что «поганый» (извините – цитата) князь сошёлся с Мамаем и обещался показать дорогу на Москву со всеми удобными бродами и переправами, а так же выступить на соединение с войском литовского князя Ягайлы, дабы объединив с ним свои силы, ударить войску Московского князя в тыл.
– Все сказали? А теперь давайте рассмотрим известные из других летописей факты.
1. За 15 лет до нашествия Мамая, в 1365 году Я наголову разбил войско татарского царевича Тагая. (Вопрос: к кому теперь обращаться за помощью в случае попытки отмщения: к орде или русичам?)
2. В 1370 году при попытке нападения на Москву литовского князя Ольгерда, мои и пронские (в моем же подчинении) полки вошли в сборное войско, противостоявшее нашествию. Ольгерд, увидев перед собой такую силу, в бой не вступил и тут же запросил мира.
3. Дорога на Москву, впрочем, как и удобные броды были известны не только мне, а еще всем купцам, которые имели множество торговых путей по всей земле русской. Так что найти проводника вряд ли составляло трудности.
4. Войско Мамая шло на Москву в обход Рязанского княжества, практически по его границе.
5. По свидетельству Задонщины в объединенном войске Московского князя бились и множество воинов из Рязани, а так же из земель, подконтрольных именно мне. И бились они наравне со всеми остальными, полегло их на Куликовом поле немало…
6. Присмотритесь внимательно к карте. При том положении московского войска непосредственно перед битвой, любой из двух отрядов как моих, так и Ягайло, мог нанести сильный удар прямо в тыл русичам. Этот удар опрокинул бы московское войско и Орда пировала бы победу. Но ни Ягайло, ни я не сдвинулись с места, где остановились за несколько дней до Куликовской битвы.
7. Известно, что Дмитрий Московский, двигаясь в Москву после победы над Мамаем, шел в обход рязанских земель и приказал рязанцев не трогать, не «зорить» их земли и не чинить им несправедливости.

– Что же следует из сказанного? Если предположить, что Олег Рязанский заключил тайный союз с Дмитрием Московским, то все эти факты укладываются в очень логичную картину.
– Как лучше всего узнать о планах и этапах продвижения неприятельского войска? Да очень просто, если находиться самому в этом войске. Мои проводники и были теми людьми, кто своевременно передавал разведданные Дмитрию. И заметьте: весь путь его продвижения от Москвы к месту битвы говорит о том, что Дмитрий хорошо знал оперативную обстановку.
– Именно поэтому Дмитрий Московский не встал у берега Дона, дабы дождаться Мамая? Ведь так было б проще… Но он двинулся вперед быстрым темпом, переправился через реку, фактически подписав смертный приговор не только себе, но и всему войску… Прекрасно зная, что в тылу у него два сильнейших отряда врагов…
– А еще он знал, что удара с тыла не будет. Ягайло по договору со мной должен был ударить в тыл Дмитрию только после соединения с войском рязанцев. А я стоял и не двигался, прикрывая тыл Дмитрия от возможного удара Ягайло…
– Очень отважно и рискованно! Ведь исход Куликовского сражения не был предсказуемым. Сил с обеих сторон собралось немало и перевес был за Мамаем. Бой шел очень долго и его итог висел на волоске. Даже одного крепкого отряда, ударившего в тыл было бы достаточно, чтобы Мамай выиграл сражение.
– Ну справедливости ради скажу, что после победы над Мамаем я со своим войском раграбил-таки караван Дмитрия с добычей… А как иначе? Сыграла свою роль давнишняя обида князей друг на друга. Да и потом Дмитрий не захотел или просто, находясь в сложном состоянии после такой дорогой победы, не выполнил кое-какие данные мне обещания….
– И тем не менее в 1381 году был подписан мирный договор, где Вы назвали Дмитрия своим старшим братом…
– Политика, мать её… Зато в 1387 году князь Дмитрий отдал свою дочь Софью за моего сына – Фёдора…
– Да, безусловно, Олег — фигура неоднозначная и прямым логическим линиям не подвластная. Во внешней политике он вел себя довольно жестко и непримиримо, не мог и не хотел прощать обид. И неизвестно как бы все повернулось, если бы не Сергий Радонежский. Считается, что благодаря усилиям этого Святого удалось примирить непримиримого. Ну а результаты дел давних мы видим сейчас…
Спасибо за интервью!
– Вам спасибо, что решили пролить свет на эту мутную историю с несуществующим предательством.
Интервьюировал Смердов Олег.

Комментарии

Комментарий от kazinik
Дата: 2 сентября 2012 в 20:54

Отличная статья! А озвучка дуэтом Олеа и Анатолия вообще супер!! Так держать!

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий!

Запросов 53, за 0,979 секунды.