Фантаскоп

По следам колесниц гарамантов

sahara



Страшная засуха, предшествовавшая наступлению новой эры, скрыла многие следы древних таинственных цивилизаций. Многие, но не все! Сохранившиеся наскальные рисунки – а их более трёх тысяч – свидетельствуют: колесницы гарамантов – древнего народа, происхождение которого до сих пор вызывает споры среди учёных, не только пересекали Сахару по многим направлениям, но и предвосхитили многие элементы культуры Древнего Египта. По крайней мере, взаимопроникновение культур имело место ещё до строительства пирамид.
Наши сограждане, отправляющиеся на отдых в Средиземноморье, частью которого является овеянная легендами Северная Африка, вряд ли задумываются о том, сколь богата историческими событиями эта древняя земля. Пустынные скалы, выжженные жестоким солнцем, и пески Сахары в недавнем прошлом представляли собой сплошной цветущий оазис. Пески, поглотившие безбрежные пространства, площадью превышающие Украину, Белоруссию и Литву вместе взятые, ранее представляли собой луга и саванны, покрытые сочной зеленью.
Откуда об этом известно? Почти сто лет назад, в 1909 году, появились поистине сенсационные сообщения о том, что в горах Тассили обнаружены пещеры, стены в которых расписаны удивительными полихромными красками. Позже в пустынных горах открыли десятки первобытных стоянок, а полстолетия назад Анри Лот, написавший замечательную книгу об этом сказочном уголке Сахары, занялся детальным изучением артефактов.
Горный барьер Тассили могут преодолеть лишь маленькие караваны выносливых мулов. Почти всё надо везти с собой – топливо, продукты, медикаменты… а главное, воду. Но все тяготы пути с лихвой окупаются, когда исследователь замирает перед величественной красотой наскальных росписей, оказывается пред ликом древних людских посланий из тьмы веков!..
В тени пещер громадного «музея» сохранились удивительные свидетельства о прошлом человечества, которые грех не изучить и не использовать современному человеку – ибо цивилизации, существовавшие в Северной Африке, могут на самом деле раскрыть нам глаза на многое…
Первое, что становится очевидным: Сахара была саванной (разновидностью лесостепи), которую заселяли животные, принадлежавшие к богатейшей местной фауне. Чтобы упорядочить сведения, обратимся к разработанной предшественником Анри Лота П. Жолео «триединой» системе «распределения» фресок, передающих всю историю Сахары, начиная с периода, предшествовавшего неолиту. Грубо говоря, с времён, когда египетских пирамид ещё не было и в помине.
На основании двух тысяч рисунков и росписей одного лишь горного массива Тассили (а в Северной Африке есть и другие горы, в которых тоже имеются «послания» древних цивилизаций) выделяют несколько этапов в развитии этих цивилизаций.
Первый начинается по меньшей мере за семь тысяч лет до нашей эры. Его назвали «периодом охотников» или «периодом буйвола». В те времена климат Сахары был тропическим, влажным. Изображения животных свидетельствуют о богатстве местной фауны (соответственно, логично предположить, что и о богатстве флоры, ибо без расцвета мира растений трудно представить расцвет животного мира).
Раньше других на камне появляются фигурки, отличительная особенность которых – круглая голова. Затем появляются полихромные (то есть многоцветные, и этот факт сам по себе удивителен) росписи, которые изображают животных. Кстати, ряд мелких деталей, в том числе орнаменты, свидетельствуют о том, что население Северной Африки было негроидным (это сегодня здесь преобладают арабы, завоевавшие африканские просторы во II тысячелетии нашей эры). В связи с этим неудивительна реплика профессора Челленджера из «Затерянного мира» Конан-Дойля о негроидных чертах кельтской расы. Да-да, население доисторической Европы являлось не столь «европейским», «белым и пушистым», как считают многие!
Громоздкие сооружения переходного периода «венчает» самая большая фигура – так называемый «марсианский бог из Джаббарена» (между прочим, шестиметровый). Возможно, сказалось египетское влияние «гигантомании» или взаимопроникновение культур. Разнообразие красок древних художников не может не удивлять. Обычно у первобытного человека «в работе» была белая краска да красная охра. Здесь же наблюдается потрясающая цветовая гамма – сочетание белого и голубовато-серого цвета с ярко-красной охрой.
Оказывается, в Тассили на поверхность выходят сланцы. Первобытные художники, видимо, растирали их в порошок, а также использовали каолин. Краски смешивали с вяжущими веществами – в том числе и растительного происхождения. Анализ показал, что в состав красок входила камедь акации – дерева, в давние времена широко распространённого в этом регионе. Позже многочисленные стада «съели» цветущую зелёную Сахару вместе с зарослями акаций.
Второй – и во многом трагичный – период начинается приблизительно с IV тысячелетия до нашей эры. Это эпоха неолита. В долинах появляются новые поселенцы (или переселенцы), отличающиеся от коренных жителей Сахары. Эти непрошенные пришельцы – пастухи. Они гонят перед собой огромные стада рогатого скота. И теперь пещеры Тассили разрисованы уже иными фигурками, рождёнными иным вдохновением.
Начался «период скотоводов». Это их стада со временем превратят зелёную Сахару в пустыню. Эти люди пришли с Востока – по крайней мере, в их рисунках заметно египетское влияние. Исчезает схематизм в изображениях. И люди, и животные на рисунках предстают более «живыми», реальными. Стада нашли в те времена здесь, на изобильных лугах Сахары, и сочную траву, и полноводные реки, и мягкий влажный климат. И это было совсем недавно…
Одна из фресок из Ауанрхета представляет нашему вниманию трёх бегемотов, на которых охотятся люди. Охотники сидят в пироге. Сотни других рисунков сменяют, как в немом кино, друг друга, раскрывая охотничьи, боевые, танцевальные сцены. Особая религиозность в них не просматривается.
Третий период наступает около 1200 г. до нашей эры. Это по историческим меркам почти наша современность. Пирамиды уже высятся в Египте. Древние греки строят города-колонии на побережье Ливии, а в грузинской Колхиде сбежала с Ясоном, предводителем отважных аргонавтов, коварная и жестокая грузинская принцесса-ведьма Медея, которая разрезает на куски родного брата, чтобы уйти от преследования своих соплеменников и царя Колхиды, своего отца.
Пишутся поэмы, научные труды, создаются изумительные мраморные скульптуры, строятся храмы, посвящённые богам Олимпа. В Китае развивается своя великая цивилизация, которая вскоре упадёт под натиском монгольских воинов великого и страшного Чингиз-хана…
Однако вернёмся в Северную Африку. Третий период назван «периодом лошади». На скальных поверхностях появляются изображения воинов на колесницах и всадников-гарамантов, чьё происхождение некоторые смелые историки (или фантазёры) связывают с легендарной Атлантидой. (Анри Лот не согласен: по его мнению, Атлантиды никогда не существовало.)
Проще предположить, что ливийцы, ранее жившие лишь на побережье Средиземного моря, на севере Сахары, со временем распространились на всю её территорию. Скорее всего, народ-завоеватель достиг этого при помощи «растущей военной мощи» – боевых колесниц, похожих на греческие и египетские. Колесницы помогли гарамантам захватить почти всё Северную Африку – практически до берегов Нигера.
Мало у кого из специалистов сегодня остаются сомнения в том, что современные туареги – отдалённые потомки гарамантов, о которых знал Геродот (если б он знал ещё о том, что будет происходить в Ливии начала XXI-го века…) Впрочем, кто от кого произошёл, сейчас не суть важно. Есть даже полуфантастическое мнение о связи гарамантов с далёкими скифами. Хотя на тему причерноморских степей поговорим чуть позже.
Вскользь можно упомянуть о том, что на рубеже нашей эры к вышеперечисленным периодам «пристёгивается» так называемый «период верблюда». Сахара к тому времени уже сильно изменилась – по сути зелёные просторы Северной Африки превращались в современную безжизненную пустыню.
Однако сейчас нас интересует прежде всего природа ушедшей Сахары – в первую очередь, фауна как «свидетель» существования в прошлом богатейшей флоры.
Многие животные – даже слоны, жирафы, не говоря уже о страусах, – изображены в пещерах Тассили не просто так, а… в натуральную величину. На других фресках мы видим быков, мирных баранов, которые соседствуют с крокодилами, а газели и антилопы – с рычащими львами. На рисунках древних «мастеров кисти» буйволы опустили вниз длинные загнутые рога, готовясь отразить нападение бегемотов, которые выходят из воды, – словно «водяные лошади» представляют для них опасность.
Все эти изображения, как ни странно, близки нашему восприятию. Что свидетельствует о важном факте: сознание человека не очень-то изменилось за минувшие тысячелетия.
Рассматривая богатейшую фауну цветущей в прошлом Северной Африки, мы представляем себе обильную растительность той эпохи, которая способна была прокормить всех этих животных – и маленьких, и даже исполинских. Их тучные стада, без сомнения, паслись на сочных травах зелёной Сахары.
Климат явно был дождливым. А дождям на таких огромных пространствах наверняка способствовали деревья, небольшие (или большие) леса, перемежавшиеся с просторами саванн. В природном круговороте вода возвращалась на землю. Позже всё изменилось.
Наверное, почти все мы знаем, что происходит с природой, когда исчезают леса. Меняется не только микроклимат, появляются овраги, начинается эрозия почвы. Беднеет, истощается земля, с которой суховеи сносят плодородный слой почвы. Высыхают реки. Меняется климат. Леса и луга превращаются в сухие степи или в пустыню…
Так произошло и в Центральной Азии, и в европейских, причерноморских степях – когда огромные стада кочевников съели, вытоптали сочную зелень равнин. Некоторые учёные с подобным явлением связывают нашествие Чингиз-хана, покорившего почти всю Азию – вплоть до Индокитая – и половину Европы. Благоприятный климат позволил монгольским и другим племенам во много раз увеличить поголовье скота.
Обильная пища кочевников сказалась на росте населения – и в степях уже стало проживать гораздо больше населения, чем можно было прокормить, – ибо климат начал меняться. Степи высыхали, стадам не хватало корма, да и выросший народ начинал голодать. Людей следовало направить за пределы нищающего края – и Тамерлан сделал это. Орды кочевников хлынули в Китай, Среднюю и Малую Азию, в Европу. Конечно, одними лишь погодными условиями объяснять разрушительное нашествие монголов было бы наивно.
Малая Азия и Греция в далёком прошлом тоже представляли собой цветущие равнины и поросшие влажными лесами горы. Сейчас, с почти полным отсутствием лесов, климат там напоминает пустынный. То же самое сегодня происходит с причерноморскими и казахскими степями. Истощаются и сибирские леса. Новые хозяева, запустив производство, мало заботятся о будущем родной земли. Под вырубку идут миллионы гектаров лесных угодий – а восстанавливается значительно меньше.
В погоне за сверхприбылью организовываются преступные поджоги – с тем, чтобы скупить за бесценок сгоревшие лесные гектары.
На грани гибели находится уникальная фауна и флора национального парка по Северскому Донцу, что на Харьковщине. Исчезла потрясающая колония цапель, студенческие экскурсии на территории которой напоминали рейды экспедиции профессора Челленджера в ущелье птеродактилей на фантастическом южноамериканском плато. Коттеджи, дворцы «новых хозяев жизни» нагло возводятся прямо на территории национального парка. Малочисленные сотрудники парка не в силах противостоять беззастенчивому попранию закона.
Почти то же происходит и с природой в Крыму – точнее, происходит с уничтожением его природы. Значительная часть фауны и флоры здесь эндемичны, уникальны – а часть, к сожалению, уже исчезла безвозвратно. Такова цена «независимости» от братских славянских народов – и развившейся «наркозависимости» от циничных заокеанских «хозяев».
Катастрофы преследуют Карпаты, где усилиями политиканов от бизнеса или «бизнесменов от политики» в числе прочих безобразий уничтожаются вековые хвойные леса. Отсюда и наводнения, эрозия горных склонов, осадка грунта и оползни. У местных жителей разрушаются дома. Это как раз тот случай, когда говорят: «Беда стучится в наш дом».
Думается, что если не ужесточить законодательство, не навести порядок в безответственных местных СМИ, трусливо закрывающих глаза на главные проблемы и создающих опасные иллюзии, если не усилить соответствующие природоохранные подразделения, к которым сейчас мало кто прислушивается, и это не секрет, мы потеряем наши леса, нашу землю, нашу природу…
Уподобимся древним кочевникам, бездумно превратившим полконтинента цветущих просторов в безжизненную пустыню.
Что мы оставим последующим поколениям? Есть ли у нас будущее? Об этом надо задуматься именно сейчас… Если ещё не поздно.
Автор – Андрей Рябоконь.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий!

Запросов 46, за 0,820 секунды.